Упражнение №53 - Раздел 4 по Английскому языку 7 класса - Афанасьева О.В.

Материал из Викирешебника
English Afonaseva 7 grade.jpg
Предмет: Английский язык
Класс: 7 класс
Автор учебника: Афанасьева О.В.
Михеева И.В.
Год издания: 2016
Издательство:
Кол-во заданий:
Кол-во упражнений: 541
Мы в социальных сетях

Данное упражнение относится к четвёртому разделу учебника (Unit 4 It Takes Many Kinds to Make the World) по английскому языку для школьников 7 класса (страница 132-135). В этом задании необходимо прочитать, перевести текст, ответить на вопросы. Комментарии, дополнительные вопросы по упражнению и теме можно оставлять на странице обсуждения.

Текст задания[править | править код]

Tigger Comes to the Forest and Has Breakfast[править | править код]

(After A. A. Milne)
This story began when Winnie-the-Pooh woke up in the middle of the night because of a strange noise. The noise went on so Pooh decided to find out who it was. This is how he met Tigger.
Tigger was a stranger in the forest, but he was friendly and cheerful. In the morning Pooh offered Tigger honey for breakfast. Tigger tasted honey and said he didn't like it. Piglet's haycorns1 were not to his taste either. That's why Pooh and Piglet decided to take Tigger to Eeyore's place.
"Hallo, Eeyore!" said Pooh. "This is Tigger."
"What is Tigger?" said Eeyore.
"This," explained Pooh and Piglet together, and Tigger smiled the happiest smile and said nothing.
"He's just come," explained Piglet.
Eeyore thought for a long time and then said,
"When is he going?"
Pooh explained to Eeyore that Tigger was a great friend of
Christopher Robin, and Piglet explained to Tigger that he mustn't mind what Eeyore said because he was always gloomy; and Eeyore explained to Piglet that, on the contrary, he was feeling particularly cheerful this morning; and Tigger explained to anybody who was listening that he hadn't had any breakfast yet.
"Tiggers always eat thistles,"1 said Pooh. "So that was why we came to see you, Eeyore."
"Don't mention it, Pooh."
"Oh, Eeyore, I didn't mean that I didn't want to see you." "Quite-quite. But your new stripy friend - naturally, he wants his
breakfast. What did you say his name was?" "Tigger."
"Then come this way, Tigger."
Eeyore led the way to the most thistly-looking patch2 of thistles that ever was and waved a hoof at it.
"A little patch I was keeping for my birthday," he said, "but, after all, what are birthdays? Here today and gone tomorrow. Help yourself, Tigger." Tigger thanked him and looked a little anxiously at Pooh.
"Are these really thistles?" he whispered. "Yes," said Pooh.
"What Tiggers like best?"
"That's right," said Pooh.
"I see," said Tigger.
So he took a large mouthful.
"Oh!" said Tigger.
He sat down and he put his paw in his mouth.
"What's the matter?" asked Pooh.
"Hot!" mumbled Tigger.
"Your friend," murmured Eeyore, "appears to have bitten on a bee."1 Pooh's friend stopped shaking his head and explained that Tiggers
didn't like thistles.
"Then why spoil a perfectly good one?" asked Eeyore.
"But you said," began Pooh, "you said that Tiggers liked everything except honey and haycorns."
"And thistles," said Tigger, who was now running round in circles. With his tongue hanging out. Pooh looked at him sadly.
"What are we going to do?" he asked Piglet.
Piglet knew the answer to that, and he said at once that they must go and see Christopher Robin.
"You'll find him with Kanga," said Eeyore. He came close to Pooh and said in a loud whisper,
"Could you ask your friend to do his exercises somewhere else?
I shall be having lunch soon and don't want it bounced on just before I begin. Fussy of me, but we all have our little ways."
Pooh nodded solemnly and called to Tigger,
"Come along and we'll go and see Kanga. She's sure to have lots of breakfast for you."
Tigger finished his last circle and came up to Pooh and Piglet. "Hot!" he explained with a large and friendly smile.
"Come on!" and he rushed off.
Pooh and Piglet walked slowly after him. As they walked Piglet said nothing because he couldn't think of anything, and Pooh said nothing because he was thinking of a poem. Tigger had been bouncing in front of them all this time, turning round every now and then to ask, "Is this the way?"
And now at last they came in sight of Kanga's house, and there was Christopher Robin. In the house they told Kanga what they wanted, and Kanga said very kindly, "Well, look in my cupboard, Tigger, dear, and see what you'd like." Because she knew at once that however big Tigger seemed to be, he wanted as much kindness as Roo.
"Shall I look, too?" said Pooh, who was beginning to feel a little eleven o'clockish.1 And he found a small tin of condensed milk, and something seemed to tell him that Tiggers didn't like this, so he took it into a corner by itself where nobody would stop him.
But the more Tigger put his nose into this and his paw into that, the more things he found that Tiggers didn't like. And when he had found everything in the cupboard and couldn't eat any of it, he said to Kanga, "What happens now?"
But Kanga and Christopher Robin and Piglet were all standing round Roo watching him have his Extract of Malt.2 And Roo was saying, "Must I?" and Kanga was saying, "Now, Roo, dear, you remember what you promised."
"What is it?" whispered Tigger to Piglet.
"His Strengthening Medicine," said Piglet. "It helps him to put on weight, but he hates it."
So Tigger came closer, and he leant over the back of Roo's chair, and suddenly he put out his tongue, and the Extract of Malt was gone. Kanga said "Oh!" and pulled the spoon safely back out of Tigger's mouth just as it was disappearing in it.
"Tigger, dear!" said Kanga.
"He's taken my medicine, he's taken my medicine, he's taken my medicine!" sang Roo happily, thinking it was a tremendous joke.
Then Tigger looked up at the ceiling and closed his eyes, and his tongue went round and round his chops,3 in case he had left any outside, and a peaceful smile came over his face as he said, "So that's what Tiggers like!"

Перевод задания[править | править код]

Тигра отправляется в лес и завтракает[править | править код]

Винни-Пух внезапно проснулся в полночь и насторожился. Потом он встал с постели, зажег свечку и пошёл к буфету — проверить, не пытается ли кто-нибудь туда залезть, но там никого не было, так что он, успокоенный, вернулся обратно, задул свечку и лёг в постель. И тут он снова услышал Подозрительный Звук — тот самый, который его разбудил.

— Это ты, Пятачок? — спросил Пух. Но это был не он.

— Входи, Кристофер Робин,— сказал Пух. Но Кристофер Робин не вошёл.

— Завтра расскажешь, Иа,— сказал Пух сонным голосом.

Но звук продолжался.

— ВОРРАВОРРАВОРРАВОРРАВОРРА! — говорил Неизвестно Кто, и Пух вдруг почувствовал, что ему, в общем, совершенно не хочется спать.

“Что это может быть такое? — подумал он.— У нас в Лесу бывает множество всяких звуков, но этот какой-то странный. Это и не пение, и не сопение, и не хрипение... Это даже не тот звук, который издаёшь перед тем, как прочитать вслух стихи. Это какой-то незнакомый шум, и шумит какой-то незнакомый зверь. А главное, он шумит у самой моей двери. Очевидно, надо встать и попросить его перестать”.

Винни встал с постели и открыл дверь.

— Привет! — сказал он, обращаясь неизвестно к кому.

— Привет! — ответил Неизвестно Кто.

— Ох! — сказал Пух.— Привет!

— Привет!

— А, это ты! — сказал Пух.— Привет!

— Привет! — сказал Чужой Зверь, недоумевая, до каких пор этот обмен приветствиями будет продолжаться.

Пух как раз собирался сказать “Привет!” в четвёртый раз, но подумал, что, пожалуй, не стоит, и вместо этого он спросил: ' — А кто это?

— Я,— отвечал Голос.

— Правда? — сказал Пух.— Ну, тогда входи!

Тут Неизвестно Кто вошёл, и при свете свечи он и Пух уставились друг на друга. — Я — Пух,— сказал Винни-Пух,

— А я — Тигра,— сказал Тигра.

— Ох! — сказал Пух. (Ведь он никогда раньше не видел таких зверей.) — А Кристофер Робин знает про тебя?

— Конечно, знает! — сказал Тигра.

— Ну,— сказал Пух,— сейчас полночь, и это самое подходящее время, чтобы лечь спать, а завтра утром у нас будет мед на завтрак. Тигры любят мёд?

— Они всё любят! — весело сказал Тигра.

— Тогда, раз они любят спать на полу, я пойду опять лягу в постель,— сказал Пух, — а завтра мы займемся делами. Спокойной ночи!

И он лёг в постель и поскорее заснул.

Первое, что он увидел утром, проснувшись,— это был Тигра, который сидел перед зеркалом, уставившись на свое отражение.

— Доброе утро! — сказал Пух.

— Доброе утро! — сказал Тигра.— Смотри-ка, тут есть кто-то, точь-в-точь как я, а я думал, я только один такой.

Пух вылез из постели и начал объяснять, что такое зеркало, но едва он дошёл до самого интересного места, Тигра сказал:

— Минуточку! Извини, пожалуйста, но там кто-то лезет на твой стол!.. ВОРРАВОРРАВОРРАВОРРАВОРРА! — проворчал он, схватил угол скатерти, стащил её на пол, завернулся в неё три раза, перекатился на другой конец комнаты и, после отчаянной борьбы, высунул голову из-под скатерти и весело спросил: — Ну, кто победил? Я?

— Это моя скатерть,— сказал Пух, начиная развёртывать Тигру.

— Никогда бы не подумал, что её так зовут,— сказал Тигра.

— Её стелют на стол, и на неё потом всё ставят.

— А тогда зачем она старалась укусить меня, когда я не смотрел?

— Не думаю, чтобы она очень старалась,— сказал Пух.

— Она старалась,— сказал Тигра,— но где ей со мной справиться!

Пух расстелил скатерть на столе, поставил большой горшок мёду на скатерть, и они сели завтракать.

Как только они сели, Тигра набрал полный рот мёду... и поглядел на потолок, склонив голову набок. Потом послышалось чмоканье — удивлённое чмоканье, и задумчивое чмоканье, и чмоканье, означающее: “Интересно, что же это нам такое дали?”

А потом он оказал очень решительным голосом:

— Тигры не любят мёда!

— Ай-ай-ай! — сказал Пух, стараясь показать, что его это ужасно огорчило.— А я-то думал, что они любят всё.

— Всё, кроме мёда,— сказал Тигра.

Сказать по совести, Винни-Пуху это было довольно приятно, и он поспешно сообщил Тигре, что, как только он, Пух, справится со своим завтраком, они пойдут в гости к Пятачку, и, может быть, он угостит их желудями.

— Спасибо, Пух,— сказал Тигра,— потому что как раз жёлуди Тигры любят больше всего на свете!

И вот после завтрака они отправились в гости к Пятачку, и Пух по дороге объяснял, что Пятачок — очень Маленькое Существо и не любит, когда на него наскакивают, так что он, Пух, просит Тигру не очень распрыгиваться для первого знакомства, а Тигра, который всю дорогу прятался за деревьями, то вдруг выскакивал из засады, стараясь поймать тень Пуха, когда она не смотрела, отвечал, что Тигры наскакивают только до завтрака, а едва они съедят немного желудей, они становятся Тихими и Вежливыми. Так они незаметно дошли до дверей Пятачка и постучали.

— Здравствуй, Пух,— сказал Пятачок.

— Здравствуй, Пятачок. А это — Тигра.

— П-п-правда? — спросил Пятачок, отъезжая на стуле к противоположному краю стола.— А я думал, Тигры не такие большие.

— Ого-го! Это ты не видал больших! — сказал Тигра.

— Они любят жёлуди,— сказал Пух,— поэтому мы и пришли. Потому что бедный Тигра до сих пор ещё совсем не завтракал.

Пятачок подвинул корзинку с желудями Тигре и сказал: “Угощайтесь, пожалуйста”, а сам крепко прижался к Пуху и, почувствовав себя гораздо храбрее, сказал: “Так ты Тигра? Ну-ну!” — почти весёлым голосом. Но Тигра ничего не ответил, потому что рот у него был набит желудями...

Он долго и громко жевал их, а потом сказал:

— Мимы ме мюмят момумей.

А когда Пух и Пятачок спросили: “Что, что?” — он сказал:

— Мимимите! — и выбежал на улицу. Почти в ту же секунду он вернулся и уверенно объявил:

— Тигры не любят желудей.

— А ты говорил, они любят всё, кроме меда,— сказал Пух.

— Всё, кроме мёда и желудей,— объяснил Тигра.

Услышав это, Пух сказал: “А-а, понятно!” — а Пятачок, который был, пожалуй, немного рад, что Тигры не любят желудей, спросил:

— А как насчёт чертополоха?

— Чертополох,— сказал Тигра,— Тигры действительно любят больше всего-всего на свете!

— Тогда пойдём, навестим Иа,— предложил Пятачок.

Все трое отправились в путь. Они шли, и шли, и шли и наконец пришли в тот уголок Леса, где находился Иа-Иа.

— Здравствуй, Иа! — сказал Пух.— Вот это — Тигра.

— Кто вот это? — спросил Иа.

— Вот это,— в один голос объяснили Пух и Пятачок, а Тигра улыбнулся во весь рот и ничего не сказал.

Иа обошёл вокруг Тигры два раза: сначала с одной стороны, потом с другой.

— Как, вы сказали, это называется? — спросил он, закончив осмотр.

— Тигра.

— Угу,— сказал Иа.

— Он только что пришёл,— объяснил Пятачок.

— Угу,— повторил Иа.

Он некоторое время размышлял, а потом сказал:

— А когда он уходит?

Пух стал объяснять Иа, что Тигра — большой друг Кристофера Робина и он теперь всегда будет в Лесу, а Пятачок объяснил Тигре, что он не должен обижаться на то, что сказал Иа, потому что он, то есть Иа, всегда такой угрюмый; а Иа-Иа объяснил Пятачку, что, наоборот, сегодня утром он необыкновенно весел; а Тигра объяснил всем и каждому, что он до сих пор ещё не завтракал.

— Ох, так и знал, что позабуду,— сказал наконец Пух.— Тигры всегда едят чертополох — вот почему мы пришли к тебе в гости.

— Спасибо, Пух! Очень, очень тронут твоим вниманием!

— Ой, Иа, я не хотел сказать, что мы не хотели тебя видеть...

— Понятно, понятно. Словом, ваш новый полосатый друг хочет позавтракать. Вполне естественно. Как, вы говорите, его зовут?

— Тигра.

- Ну, тогда пойдём сюда, Тигра.

Иа проводил Тигру к самому колючему кусту чертополоха и для верности показал на него копытом.

— Этот кустик я берёг для своего дня рождения,— сказал он,— но, в конце концов, что такое день рождения? Сегодня он тут, а завтра его нет. Пожалуйста, Тигра, угощайся.

Тигра сказал “спасибо” и неуверенно покосился на Пуха.

— Это и есть чертополох? — шепнул он.

— Да,— сказал Пух.

— Тот, который Тигры любят больше всего на свете?

— Совершенно верно,— сказал Пух.

— Понятно,— сказал Тигра.

И он храбро откусил большущую ветку и громко захрустел ею. В ту же секунду он сел на землю и сунул лапу в рот.

— Ой-ой-ой,— сказал он.

— В чём дело? — спросил Пух.

— Жжётся! — пробормотал Тигра.

— Кажется,— сказал Иа,— наш друг проглотил пчелу.

Друг Пуха на секунду перестал трясти головой (он пытался вытрясти колючки) и объяснил, что Тигры не любят чертополоха.

— Тогда зачем было портить такой отличный экземпляр? — сурово спросил Иа.

— Но ведь ты сам говорил,— начал Пух,— ты говорил, что Тигры любят всё, кроме мёда и желудей.

— И чертополоха! — крикнул Тигра, который в это время бегал с высунутым языком, описывая огромные круги.

Пух грустно посмотрел на него.

— Что же мы будем делать? — спросил он Пятачка.

Пятачок знал, что ответить. Он сказал не задумываясь, что нужно пойти к Кристоферу Робину.

— Вы найдёте его у Кенги,— сказал Иа. Потом он подошёл поближе к Пуху и сказал громким шёпотом: — Не могли бы вы попросить вашего друга перенести свои спортивные упражнения в какое-нибудь другое место? Я сегодня собираюсь обедать, и мне не очень хочется, чтобы весь мой обед истоптали ногами. Конечно, это пустяки, прихоть, можно сказать, но у всех у нас есть свои маленькие капризы.

Пух важно кивнул и позвал Тигру.

— Пошли! Мы сейчас пойдём к Кенге, уж у неё обязательно найдётся для тебя куча всяких завтраков.

Тигра закончил последний круг и подбежал к Пуху.

— Жжётся! — объяснил он, широко и приветливо улыбаясь.— Пошли! — И побежал первым.

Пух и Пятачок медленно побрели за ним. По дороге Пятачок ничего не говорил, потому что он не мог ни о чём думать, а Пух ничего не говорил, потому что думал о новом стихотворении, и, когда он всё хорошенько обдумал, он начал:

   Что делать с бедным Тигрой? 
   Как нам его спасти? 
   Ведь тот, кто ничего не ест, 
   Не может и расти!
   А он не ест ни мёду, 
   Ни вкусных желудей — 
   Ну ничего, чем кормят 
   Порядочных людей!
   Он даже отказался 
   Жевать чертополох, 
   Чем вызвал в нашем Обществе 
   Большой переполох!
   Так что ж нам делать с Тигрой? 
   Как нам его спасти? 
   Ведь Тигре очень нужно 
   Немного подрасти!

— Да он ведь и так уже очень большой,— сказал Пятачок.

— На самом деле он ещё не очень большой.

— Ну, он кажется очень большим. Просто огромным!

Пух, услыхав это, задумался и пробормотал про себя:

   Не знаю я, сколько в нём Метров, 
   И Литров, и Килограмм, 
   Но Тигры, когда они прыгают, 
   ОГРОМНЫМИ кажутся нам!

— Теперь стихотворение закончено,— сказал он.— Тебе оно нравится, Пятачок?

— Всё, кроме Литров,— сказал Пятачок.— По-моему, они тут ни к чему.

— А они обязательно хотели встать сзади Метров,— объяснил Пух.— Вот я их и впустил туда, чтобы отвязаться. Вообще это самый лучший способ писать стихи — позволять вещам становиться туда, куда они хотят.

— Этого я не знал,— сказал Пятачок.

Тигра тем временем весело прыгал впереди, поминутно возвращаясь, чтобы спросить: “Сюда идти?” И вот наконец показался домик Кенги, и там был Кристофер Робин. Тигра бросился со всех ног к нему.

— Ах, это ты, Тигра! — сказал Кристофер Робин.— Я знал, что ты где-нибудь тут.

— А я сколько всего нашёл в лесу! — с гордостью сказал Тигра.— Я нашёл пух, и пятачок нашёл, и ещё Иа нашёл! А вот завтрака я нигде не нашёл.

Пух и Пятачок подошли к Кристоферу Робину, обнялись с ним и рассказали, в чём дело.

— Ты, наверно, знаешь, что Тигры любят? — спросил Пух.

— Если я очень постараюсь, я, наверно, вспомню,— сказал Кристофер Робин,— но я думаю, что Тигра сам знает.

— Я знаю,— сказал Тигра,— они любят всё на свете, кроме мёда и желудей и ещё — как эти жгучки называются?

— Чертополох.

— Да и еще кроме этих...

— Ну что же, ладно. Уж Кенга накормит тебя завтраком.

Они вошли в дом, и когда Крошка Ру сказал “Здравствуй, Пух”, и “Здравствуй, Пятачок” (по одному разу), и “Здравствуй, Тигра” (два раза, потому что это очень забавно звучало и, кроме того, он ведь никогда ещё так не здоровался), они рассказали Кенге, зачем они пришли, и Кенга очень ласково сказала: “Ну что ж, милый Тигра, загляни в мой буфет и посмотри — что тебе там понравится”. Ведь Кенга сразу поняла, что, хотя с виду Тигра очень большой, он так же нуждается в ласке, как и Крошка Ру.

— А можно мне тоже поглядеть? — сказал Пух, который уже начал себя чувствовать немножко одиннадцатичасно, и, получив согласие, он разыскал небольшую банку сгущённого молока. Что-то, видимо, подсказало ему, что Тигры не любят сгущённого молока, и он тихонечко унёс банку в уголок и спокойно занялся ею.

Но чем больше Тигра совал то свой нос, то лапу, то в одну то в другую банку, тем больше он находил вещей, которые Тигры не любят. И когда он перерыл весь буфет и нашёл всё, что там было, и оказалось, что он ничего этого есть не может, он спросил Кенгу:

— Что же теперь будет?

Но Кенга, и Кристофер Робин, и Пятачок — все стояли вокруг Крошки Ру, уговаривая его принять рыбий жир. И Ру говорил: “Может, не надо?” — а Кенга говорила: “Ну-ну, милый Ру, вспомни, что ты мне обещал”.

— Что это там такое? — шепнул Тигра Пятачку.

— Это ему лекарство дают,— сказал Пятачок.— Витамины! Он их ненавидит!

Тигра подошёл и наклонился над спинкой кресла Ру. И вдруг он высунул язык, послышалось громкое “буль-буль”, и, подскочив от удивления, Кенга вскрикнула: “Ох!” — и ухватила ложку как раз в ту секунду, когда она уже исчезала в пасти Тигры. Ложку она спасла, но рыбий жир исчез.

— Господи, Тигра, милый! — сказала Кенга.

— Он моё лекарство принял, он моё лекарство принял, он принял моё лекарство! — в восторге запищал Ру, решивший, что это отличная шутка.

Тут Тигра посмотрел на потолок, закрыл глаза, и язык его пошёл ходить кругами вокруг мордочки, на тот случай, если что-нибудь осталось снаружи. Затем его озарила умиротворённая улыбка, и он сказал:

— Так вот что Тигры действительно любят!

Источники[править | править код]

Текст перевода был взят от сюда: http://lukoshko.net/story/tigra-zavtrakaet.htm

Другие упражнения учебника[править | править код]